Что здесь можно найти:

Первое (и основное): ссылки на выложенные мной записи классической музыки. В моих архивах ее накопилось довольно много, и, видимо, настала пора делиться с общественностью - вдруг кому понадобится. Что-то из этих записей было когда-то отриповано, что-то слито с mp3-дисков, что-то скачано из мест, которые я уже и не вспомню.

Второе: рабочие заметки, касающиеся моего сайта "Европейские имена: значение и происхождение" (ex-kurufin.narod.ru). Заметок будет немного, ибо окончательный результат этих трудов все равно выкладывается на сайт.

Третье: случайные записи, не попадающие ни под одну из вышеупомянутых категорий.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:42 

Доступ к записи ограничен

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:27 

Эсфирь 2.0

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Не могу не. :-)) Мне тут добрый человек us4es не так давно прислал ссылочку на версию «Эсфири» 1732 года. Это, собственно, то ли второй, то ли третий генделевский авторимейк: первую версию он написал в 1718 году для герцога Чандоса, но как она выглядела, толком до сих пор никто не знает.

Потом через два года Гендель то ли переделал ее, то ли оставил как есть, но, во всяком случае, поставил в поместье того же герцога Чандоса в сценическом виде – с костюмами и т.д. Вроде как получилось нормально, но потом Гендель ударился писать итальянские оперы и писал их одиннадцать лет без передыху, а про оратории (точнее, про ораторию – «Эсфирь» в то время у него только одна и была) забыл.

И вспомнил только в 1731 году: вытащил старую партитуру и организовал сценическое (опять же, с костюмами и всем прочим) представление в кабаке таверне «Корона и якорь» - очень популярном среди любителей музыки заведении. Любители, включая членов королевской семьи, начали уговаривать Генделя, чтобы он повторил это удовольствие снова, но уже в театре. Гендель, в общем-то, был бы и рад, но тут вмешался епископ Лондонский: дескать, не подобает в этих ваших богомерзких тиятрах спектакли на библейские сюжеты ставить.

Против епископа даже члены королевской семьи попереть не могли, поэтому пришлось делать концертную версию. Дабы искупить отсутствие сценического действия, Гендель решил свою «Эсфирь» снова переписать: добавил хоров, всунул туда два коронационных гимна, написанных для Георга II четырьмя годами ранее, переделал Артаксеркса-тенора в Артаксеркса-кастрата (потому что теперь у него в труппе был сам Сенезино!!!1111), а Мордехая, некогда тоже тенора, приспособил под контральто Франчески Бертолли.

Премьера «Эсфири-3» (или Эсфири-2», смотря как считать, короче, HWV 50b) состоялась в 1732 году, и всем, опять же, очень понравилась. Правда, отдельные привередливые личности возмущались, что без сценического действия совсем не тот коленкор, да и выговор у Сенезино и Бертолли – это такой апокалипздец, что с тем же успехом они могли бы петь по-древнееврейски (печально, но факт: судя по воспоминаниям современников, «I come my queen to chaste delights» тосканец Сенезино выговаривал так отвратно, что публике явственно слышалось, пардон, «I comb my queen to chase the lice»).

Но, в общем, все равно премьера прошла хорошо, и после этого, на радость почтеннейшей публике, английские оратории посыпались из Генделя как из дырявого мешка. Но «Эсфирь» все равно осталась своего рода родоначальницей жанра – причем сразу в двух вариантах (третьего, то бишь, первичного, напоминаю, так никто и не отыскал). Сейчас почему-то все страшно любят записывать раннюю версию - HWV 50a, а HWV 50b есть только в одной-единственной записи, да и ту до недавнего времени днем с огнем было не сыскать. Но теперь она у меня есть, спасибо доброму человеку, так что вот вам баян коронационный гимн «Zadok the priest», переделанный в «Blessed are all they that fear the Lord» - оцените, какая моща!



А это дополненный и исправленный Мордехай (меццо неплохое, но ничего особенного; впрочем, Бертолли у Генделя тоже, говорят, была не бог весть что):



Тоже симпатичный хор (он и в ранней версии был, но все равно хорош):



Ну и вот кстати насчет шуточек про древнееврейский язык. Дуэт Артаксеркса и Эсфири – не в самом моем любимом исполнении (любимое у меня – это Дэвис и Сэмпсон), но зато как раз на древнееврейском. :-) Оказывается, кто-то (очень хотелось бы знать, кто), еще в XVIII веке перевел либретто на древнееврейский – видимо, решил вернуть Эсфирь к истокам.

И правильно сделал: как по мне, древнееврейский - один из самых красивых языков в мире.


@темы: Гендель, Handel, Esther

01:43 

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
В рамках повышения предрождественского настроения.

А то от лишнего взгляда за окно удавиться к херам охота.



Ну и в честь моцартовской годовщины:


@темы: Arleen Auger, Handel, Cecilia Bartoli, Гендель, Mozart, Моцарт

18:30 

Утилизация остатков :-)

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Наконец-то решила проблему, куда приспособить бумажные трубочки, которые от корзин остались.

Вот это все слеплено по образу и подобию немецких рождественских Strohsterne, только Strohsterne а) естественно, из соломы, б) не клеятся, а перевязываются ниточками (как-то так). Но поскольку завязать у меня в этой жизни получалось разве что шнурки на ботинках, я все тупо сажаю на суперклей.



читать дальше

05:14 

"Наннерль"

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Я тут в кои-то веки решила посмотреть кино.



Я просто в восторге. Это даже не альтернативная история, это какой-то архичокнутый сюр, но такой милый и человечный, что оторваться невозможно.

А самый сюр - когда Наннерль поет в Сен-Дени "Ich hatte viel Bekümmernis". :-))) "Если вы скажете мне, что великого Гладстона в его смертный час преследовал призрак Парнела, я предпочту быть агностиком и не скажу ни да, ни нет. Но если вы будете уверять меня, что Гладстон на приеме у королевы Виктории не снял шляпу, похлопал королеву по спине и предложил ей сигару, я буду решительно возражать. Я не скажу, что это невозможно; я скажу, что это невероятно" (с).

Замечательный фильм, короче. И музыка у этой Мари-Жанн Сереро просто замечательная. От души рекомендую.

@темы: Моцарт, Mozart

03:40 

Медичи: Лоренцо Великолепный. Часть 4: the best

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)


Ну а теперь поговорим, наконец, о самом интересном – о меценатстве Лоренцо.

Через девяносто лет после его смерти Оттавио Ваннини, духовный собрат Вазари, изобразит Великолепного и его подопечных вот в таком вот глянцево-благостном виде:

Ottavio Vannini - Michelangelo Showing Lorenzo il Magnifico the Head of a Faun - Palazzo Pitti - Firenze.jpg

(парень справа, с бюстом фавна – юный Микеланджело, парень слева с чертежом – Сангалло, и где-то там среди толпы есть еще как минимум скульптор Торриджано)

На самом деле, все это было, конечно, куда менее формально, куда более живо и уж, во всяком случае, в такие англосаксонские позы (©) покровительствуемые гении перед Лоренцо точно не становились. Но, в общем, историческая правда в мазне Ваннини присутствует: именно при Лоренцо Флоренция пережила такой культурный бум, какого, пожалуй, не было даже при Козимо Старом.

Что самое смешное, несмотря на славу величайшего мецената всех времен и народов, своих личных денег в этот бум Великолепный вложил всего ничего. По сравнению с любимым дедушкой Козимо, вбухавшим в мировую культуру эпическую сумму в 667 000 золотых флоринов, его внука можно вообще счесть жлобом. В сущности, если Лоренцо куда и вкладывался из собственного кармана, то, в основном, в свою любимую коллекцию античных гемм да во всякие «мелочи» вроде статуй для домашнего интерьера да высокохудожественных надгробий для почивших родственников.

Много это или мало? Если сравнивать с тем же Козимо, застроившим за свои деньги чуть ли не пол-Флоренции, так вроде бы и мало. Правда, Козимо, несмотря на все свое влияние, все же оставался частным лицом (во всяком случае, он очень хотел, чтобы все так думали). Лоренцо же уже окончательно вышел из сумрака: по факту, в эпоху его правления уже сам черт не разберет, где заканчивается городская казна и где начинаются личные средства Медичи. Формально, кстати, этих самых личных средств было не очень-то и много: банк Медичи дышал на ладан (не в последнюю очередь потому, что Лоренцо в пылу своей политической деятельности регулярно на него забивал).

Зато общественные деньги всегда были под рукой, и их-то Лоренцо и тратил не скупясь на всех своих Полициано, Пульчи, Сангалло, Боттичелли, Микеланджело и прочих.

Таким образом, если дедушка Козимо, чтобы поддержать какого-нибудь очередного гения, покупал ему из своего кармана дом или виллочку где-нибудь близ Кареджи, то Лоренцо обеспечивал своих поэтов-философов за общественный счет: кому-то выбивал хороший бенефиций, кому-то – богатый приход (многие из местных гениев имели малый духовный сан), кому-то – симпатичную синекуру при городском хозяйстве, а гуманист-латинист Джентиле Бекки, некогда учивший маленького Лоренцо склонять curia, curiae, curiam и прочим азбучным латинским истинам, и вовсе получил от благодарного ученика сан епископа Ареццо.

С художниками дело обстояло ровным счетом точно так же. Даже Боттичелли, друг и любимчик Великолепного, официально очень редко работал непосредственно на своего покровителя – почти все заказы (включая феерический агиткомикс на стене Синьории) он получал от имени флорентийской коммуны. Правда, никто на сей счет особо не обманывался: к тому времени Лоренцо, подобно своему прапрапрапраправнуку Людовику XIV, уже мог бы с чистой совестью (и едва ли не с большим основанием) сказать: «Государство Коммуна – это я».

Впрочем, подобные фразы никогда публично не звучали. Лоренцо свято чтил заветы дедушки Козимо: соблюдать республиканский декорум и вообще вести себя так, будто ты просто скромный член одного из многочисленных советов при коммуне (кем, собственно, Лоренцо формально и являлся). В итоге, отблистав на приеме какого-нибудь иностранного посла или на празднике в честь флорентийского народа, в будничные дни наш великолепный Лоренцо ходил по городу одетый в скромную одежду без всяких драгоценных финтифлюшек и уступал дорогу всем, кто был старше его (главная скрепа традиционного флорентийского этикета!).

Это милое политическое лицемерие всем очень нравилось – и, в общем-то, именно благодаря ему власть Медичи будет оставаться незыблемой до тех самых пор, пока старший сын Лоренцо Пьеро Невезучий сдуру не решит, что пора сбросить маски и начать себя вести как мудак настоящий монарх.

читать дальше

@темы: Медичи

22:05 

Корзинки

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Пока здесь все не накрылось, оскверню-ка я еще раз дайри своим жульническим присутствием за 50 рублей.

Хвастаюсь: наплела корзинок из бумажных трубочек.





читать дальше

Голову от работы разгружает просто на отлично, хоть и кривоваты все-таки вышли, сволочи. Короче, мегапозитивное занятие.

01:37 

Повторяха-муха

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Всякие интересные заимствования из классики и не очень классики.

Все хотела свести их в одну кучу, и вот наконец-то руки дошли.

Совсем банальщину типа гимна ЕС ("обнимитесь-миллионы-в-поцелуе-слейся-свет") в счет не беру, но кое-какие баяны все-таки будут.

1. Гендель и футбол

Гимн Лиги чемпионов, он же в девичестве - генделевский коронационный гимн "Садок первосвященник", творчески переработанный Бриттеном (не Бенджаменом!) в 1992 году.

Было:



Стало:



2. "Щедрик", Леонтович и "Carol of the bells"

Мегапопулярная украинская щедровка, которую у нас учат во всех детских садах. Переехала в Штаты в 20-х годах, после гастролей хора Александра Кошица, исполнявшего ее в обработке Леонтовича, и превратилась там в мегапопулярную американскую рождественскую "Carol of the bells".

Было:



Стало

3. Кармен, Селин Дион и Рахманинов

4. Леннон и "Лунная соната"

5. Дисней, Малифисента и Чайковский

6. Генсбуры, инцест и Шопен

7. Бах и Sweetbox

8. Моцарт, клоуны и неприличный канон

И прочие

@темы: Bach, Handel, Jonas Kaufmann, Mozart, Бах, Гендель, Моцарт, Чайковский

22:47 

Dolce Duello-2

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
HeaderА вот и сам альбомчик. Раздают на "Погружении".

Кальдара у них тут очень хороший. И Перселл.

Cecilia Bartoli, mezzo-soprano
Sol Gabetta, cello
”Cappella Gabetta”,
dir. Andrés Gabetta.
Recorded Evangelisch-reformierte Kirchgemeinde, Zürich-Oberstrass,
Switzerland, 8–14 March, 2017.



@темы: Вивальди, Vivaldi, Nicola Porpora, Henry Purcell, Handel, Giovanni Gabrieli, Cecilia Bartoli, Boccherini, Antonio Caldara, Гендель

18:09 

Dolce duello

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Бартоли новый альбом выпускает. Релиз - 10-го.

@темы: Cecilia Bartoli

07:06 

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Время для нового барочного сборничка.

Гендель (само собой), Бах, Ариости, Шарпантье и Рамо. Кое-что из старых запасов, кое-что свежее.



Тексты и переводы:

1. Tristes apprêts, pâles flambeaux - Rameau (Castor et Pollux)

Я очень люблю Рамо-инструменталиста, но с операми его у меня обычно не складывается, потому что, имхо, восемнадцативечная французская оперная школа в основных своих проявлениях - это воющий п...ц не совсем то, чего я жду от жизни. Но вот вам прекрасная Телера, оплакивающая Кастора:

Télaire:
Tristes apprêts, pâles flambeaux,
Jour plus affreux que les ténèbres,
Astres lugubres des tombeaux,
Non, je ne verrai plus que vos clartés funèbres.

Toi, qui vois mon cœur éperdu,
Père du Jour! ô Soleil! ô mon Père!
Je ne veux plus d'un bien que Castor a perdu,
Et je renonce à ta lumière.
Телайра:
Скорбные приготовления, тусклые факелы,
свет, ужасающий больше, чем тьма,
зловещие светильники гробниц,
нет, я не увижу больше ничего, кроме вашего погребального света.
Ты видишь мое разбитое сердце,
Отец Дня, о Солнце, о отец мой!
Я не хочу жить, когда Кастор мертв,
я отвергаю твой свет.

 
читать дальше
запись создана: 18.03.2017 в 20:18

@темы: Handel, Esther, Charpentier, Carolyn Sampson, Bernarda Fink, Bach, Attilio Ariosti, Ann Hallenberg, Aksel Rykkvin, Luciz Cirillo, Lorraine Hunt Lieberson, Iestyn Davies, Nancy Argenta, Neal Davies, Rameau, Rinaldo, Rosemary Joshua, Sabine Devielhe, Sarah Connolly, Saul, Solomon, Theodora, Бах, Гендель

07:01 

Дорогие мои акведуки :-))

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Отличный ролик:


запись создана: 12.02.2017 в 23:49

13:31 

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Елки-палки, какого-то хрена записи поднялись. Причем такое ощущение, что чуть ли не ВСЕ.

Это какой-то трындец.

06:47 

lock Доступ к записи ограничен

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:47 

Медичи: Лоренцо Великолепный. Часть 3: игра ва-банк

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)


Говорят, когда папа Сикст узнал о провале заговора Пацци, его святейшество от злости едва не хватила кондрашка. Впрочем, невзирая на свой пенсионный возраст, Сикст был дядя крепкий, так что очухался довольно быстро. А очухавшись, немедленно издал буллу об отлучении от церкви Лоренцо Медичи и всей флорентийской Синьории в полном составе.

В выражениях папа не стеснялся: согласно булле, отлучаемые объявлялись окаянными грешниками, пребывающими во всяческой скверне, негодяями, «недостойными доверия» и вообще святотатцами, нечестиво казнившими праведного архиепископа Пизы.

О том, что праведный архиепископ (как, в общем-то, и сам папа) проходил в этом деле по статье «умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц», Сикст, естественно, предпочел умолчать. Зато не забыл упомянуть, что дома Лоренцо и Ко должны быть сравнены с землей, а вся их собственность - конфискована в пользу нашей Святой Матери Церкви (читай – лично Сикста IV). Кроме того, Флоренции предписывалось в месячный срок выдать Лоренцо Медичи Риму под угрозой распространения отлучения на весь город.

Ага, сказала Флоренция. Щас, сказала Флоренция. Вот только шнурки погладим и сразу выдадим, сказала Флоренция. Надо сказать, что этому «нашему ответу Чемберлену» немало поспособствовал сам Лоренцо, толкнувший по сему поводу в Синьории такую проникновенную речь, что флорентийцы ходили под впечатлением еще очень долго.

Речь эта дошла до нас в изложении Макиавелли (полторы страницы двенадцатым кеглем), и сколько в ней осталось собственно от Лоренцо, а сколько приходится на фантазии лично Макиавелли – честно говоря, уже сам черт не разберет. Но судя по произведенному этим спичем эффекту, Цицерон на том свете должен был аплодировать стоя.

Для начала Лоренцо объявил, что считает себя невольной причиной всех бедствий, обрушившихся на республику, и готов вотпрямщас добровольно кинуться в пасть папе Сиксту, буде граждане Флоренции того пожелают. Затем в самых пылких выражениях выразил благодарность народу за отмщение смерти его любимого брата и спасение лично его самого. Затем обрушился на Пацци – особо упирая на то, что эти сволочи не только предательски злоумыслили против невинных и беззащитных Медичи – своих друзей, благодетелей и, считай, родственников (и тут все сразу вспомнили Гильельмо, женатого на Бьянке), – но и планировали подстелить Флоренцию под папу и папского племянника Джироламо Риарио (враги народа!!!111). Ну и под конец повторно выразил готовность принести себя в жертву папе Сиксту ради блага любимой родины.

По слухам, к финалу этого перфоманса Синьория рыдала от умиления всем депутатским корпусом. Покойный дедушка Козимо мог бы гордиться своим внуком.

Вышибив из горсовета слезу, Лоренцо вернулся к делам насущным. Первым делом по тревоге были подняты лучшие тосканские специалисты по церковному праву, которые в два счета доказали в письменном виде, что отлучение, объявленное папой – сообщником убийц, следует полагать нещитовым. Получив на руки сей документ, Лоренцо начал информационную войну – предприятие, в котором у него были на руках все козыри, потому что во Флоренции уже было книгопечатание, а в Риме нет.

Собственно, печатным станком город обзавелся совсем недавно, и выглядел он как-то так:
Printer in 1568-ce.png
Ну, или так:

читать дальше
запись создана: 27.10.2017 в 20:32

@темы: Медичи

06:49 

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Для Silent observer и других интересующихся.

Буду ли я продолжать серию про Медичи - буду. У меня просто сейчас работы выше крыши, так что меня уже от любого печатного текста тошнит. :-)) Как только наступит затишье, будут и Лоренцо, и все прочие.
запись создана: 22.10.2017 в 20:29

@темы: Медичи

06:49 

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Лайфхак по переносу изображений на фольгу.

Если распечатать на обычной офисной бумаге какую-нибудь фигню, потом положить на распечатку фольгу и прогладить сверху утюгом на минимальной температуре, эта фигня отпечатается на фольге.

Не знаю, куда я применю эту информацию, я вообще совсем не это собиралась получить в результате, но надо бы об этом не забыть.
запись создана: 09.10.2017 в 13:49

06:49 

Медичи: Лоренцо Великолепный. Часть 2: заговор Пацци (продолжение)

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)


Для освежения памяти пересчитаем еще раз членов оргсостава заговора:

1. Папа Сикст IV (1 шт.).

2. Племянник папы Джироламо Риарио (1 шт.).

3. Архиепископ Сальвиати (1 шт.).

4. Семейство Пацци (буйный тип Франческо + много).

Вкратце, план был таков: заговорщики дожидаются какого-нибудь общественного мероприятия, на которое Лоренцо и Джулиано точно придут оба, убивают сразу и того, и другого, захватывают Синьорию и объявляют конец «тирании Медичи».

Одновременно папские войска плюс (возможно) контингент папских союзников, включая короля Ферранте Неаполитанского, вторгаются во Флоренцию и помогают Пацци захватить власть, а также (что еще важнее) при этой самой власти удержаться. А то ведь флорентийцы – народ несознательный: могут и не оценить без посторонней помощи, какое им счастье привалило.

Традиционно считается, что автором идеи был Франческо Пацци, но, похоже, то ли это не совсем так, то ли эта светлая мысль успела прийти в голову не ему одному.

В 2001 году историк Марчелло Симонетта решил покопаться в архивах своего предка Чикко Симонетты (нормальная такая ситуация для Италии: тамошние потомки аристократических родов довольно часто идут в историки – происхождение, знаете ли, мотивирует). Предок у Марчелло был не просто предок, а целый советник (по факту – нечто вроде премьер-министра) миланского герцога Галеаццо Марии Сфорца. После того как герцога прирезали, Чикко стал регентом при его вдове Боне Савойской и фактически какое-то время правил вместо нее.

Чикко Симонетта:

9199 - Milano - Archivio di Stato - Calco ritratto Cicco Simonetta Duomo Como - Foto Giovanni Dall'Orto - 25-Sept-2007a.jpg

Так вот, среди рабочей переписки своего предка Марчелло Симонетта обнаружил интересное письмецо, автор которого в красках расписывал Чикко, какой нехороший человек Лоренцо Медичи и как он его, Чикко, всегда презирал и ненавидел. Письмо было написано в духе «пруфов не будет, но вы мне верьте», и датировалось оно – внимание! – февралем 1478 года. То бишь, за два месяца до убийства в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре.

читать дальше


запись создана: 05.10.2017 в 01:50

@темы: Медичи

06:49 

Войцеховский

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)
Подруга рассказала.

Была она на днях в отделе продаж одной из строительных контор в Вышгороде. Возле отдела есть предбанничек с кофе-автоматом. Закончила подруга свои дела, стоит, кофий пьет.

Вдруг из дверей отдела высовывается тетка с куском колбасы и начинает вопить в пространство:

- Войцеховский! Войцеховский! Опять сбежал, сволочь?!!

Подруга подивилась про себя: Войцеховский - это наш знаменитый жулик-застройщик, и вроде как в июле его даже арестовали (но бабло вкладчиков, естественно, распылилось вникуда).

Тут в предбаннике возникает кот - толстый, морда поперек себя шире, - и с урчанием подходит к тетке.

Тетка (радостно):

- Войцеховский!!!

Подруга моя, проржавшись, спрашивает, почто так невинную тварь назвали.

Тетка поясняет: потому что жирный, наглый и неуловимый!

Это было позавчера, а сегодня история имела продолжение.

Ездила подруга снова в отдел продаж, но уже не к вышгородским застройщикам, а киевским. При этом отделе тоже имеется кот, и тоже толстый, холеный, в ошейничке.

Подруга решила приколоться и спрашивает:

- А кота у вас, случайно, не Войцеховский зовут?

Менеджеры (удивленно):

- А вы откуда знаете? Вы у нас уже были?
запись создана: 04.10.2017 в 16:57

06:49 

Медичи: Лоренцо Великолепный. Часть 2, детективная: заговор Пацци.

"Почем я знаю: может, через три недели наступит конец света!" (с)


Действующие лица:

Лоренцо Медичи – неудавшаяся жертва заговора.
Джулиано Медичи – брат Лоренцо, удавшаяся жертва заговора.
Семейство Пацци – люди с непомерно раздутым ЧСВ.
Папа Сикст IV – человек, у которого было много племянников.
Племянники папы Сикста IVдети Поволжья, тяжелое наследие царского режима жадные жлобы.
Франческо Сальвиати – зубастый архиепископ, родственник папы Сикста и союзник Пацци.
Джован Баттиста да Монтесекко – богобоязненный душегуб.
Бернардо Бандини (он же Бернардо Барончелли) – небогобоязненный душегуб.
Якопо Браччолини – сын автора шрифта Roman, гуманист, пошедший по кривой дорожке.
Федерико да Монтефельтро – темная лошадка, полтысячи лет водившая всех за нос.
Чезаре Петруччи – гонфалоньер справедливости, выходец из грязи в князи, человек, умевший хорошо драться вертелом.
Мехмед Завоеватель – турецкий султан, деловой партнер Лоренцо Медичи.
Сандро Боттичелли и Леонардо да Винчи – художники-иллюстраторы на службе у Лоренцо.



Ну вот, я вроде как выздоровела, так что продолжим сагу о Лоренцо Великолепном. На повестке дня у нас сегодня убийство в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре во время воскресной мессы 26 апреля 1478 года – самое нашумевшее преступление пятнадцатого века, реальную подноготную которого историки раскопали только несколько лет назад, да и то еще не факт, что полностью.

Проспойлерю сразу: убийца – дворецкий в ходе покушения, организованного банкирским семейством Пацци (во всяком случае, так считается), был убит младший брат Лоренцо – Джулиано Медичи. Сам Лоренцо, к великому разочарованию заговорщиков, сумел отбиться и выжил.

Произошел этот трындец через девять лет после того, как к братьям явилась делегация почтенных граждан и предложила им «принять на себя заботу о городе». Заботой, естественно, озаботился в первую очередь Лоренцо – как самый старший (Джулиано на тот момент было всего шестнадцать) и самый умный (с этим вообще никто не спорил).

Джулиано рос в тени братца, не особо заморачиваясь государственными делами, ибо по натуре был веселый раздолбай, обожавший охоту, музыку, танцы, красивых женщин, ну еще и литературу с поэзией. Правда, в отличие от Лоренцо, настоящего поэта из него не вышло, но любовные стишки он кропал с огромным удовольствием – в перерывах между охотой-музыкой-танцами и всякого рода тогдашним спортом. Из всех политических занятий, к которым его припахивал старший брат, Джулиано больше всего нравились дипломатические поездки – самое то, где можно и людей посмотреть, и мордой поторговать.

Торговать, кстати, было чем: морда у Джулиано (опять же, в отличие от Лоренцо) была крайне симпатичная, и вообще для флорентийской публики он был чем-то вроде местной звезды: щеголь, красавчик, спортсмен и обаяшка – короче, признанное украшение общества.

Гоццоли в своем «Поклонении волхвов», естественно, не преминул запечатлеть это украшение – находившееся, впрочем, на момент написания фрески еще в весьма нежном возрасте. Вот этот мальчик с кошечкой ручным гепардом – и есть наш Джулиано:

читать дальше
запись создана: 28.09.2017 в 22:20

@темы: Медичи

The Kurufin's Castle

главная